Радиостанция Imagine Radio, Санкт-Петербург

Вадим Дзуцев и его черный блюз на русском языке на Imagine Radio

Слушать: 
Loading the player...

Подкасты передачи на сайте PODFM.RU  и в APPLE  iTUNES

Смотреть: 
Loading the player...

Музыкант, вокалист и автор песен Вадим Дзуцев дал интервью радиостанции Imagine Radio. Провела беседу с музыкантом Женя Глюкк. 

Расшифровка радиоинтервью.

(10.01.2017 г. Вадим Дзуцев и его черный блюз на русском языке на Radio Imagine. Провела беседу с музыкантом Женя Глюкк).



Ж. : Ты делаешь черный блюз с русским текстом. Никто у нас этим всерьез не занимался. Обычно блюз и блюз... и хорошо. А ты всерьез взялся за корневой блюз, почему?

В. : Он сам появился. Я не могу сказать, что изучал его специально. Или что думал: Сделаю-ка я вот такой проект - типа, под корневой блюз. Для меня слово "корневой блюз" - так... как для всех...

Ж. : Если бы мне раньше сказали: ты и корневой блюз, я бы никак в голове не смогла это совместить. 

В. : Просто стали приходить песни и почему-то приходить они стали на какой-то... я его называю "кантри-блюз". Хотя все, кому я это показывал, называют его "черный" блюз. Но я предпочитаю называть "кантри-блюз". 

Ж. : Чтоб никого не обижать и быть толерантным? 

В. : Нет. Оказывается, он и там называется кантри-блюз, но не потому что он имеет отношение к кантри-музыке, а потому что в переводе на русский - деревенский блюз, в отличие от городского блюза Чикаго и прочих крупных городов. Это был деревенский блюз, когда носители этой музыки еще не мигрировали из деревни, с хлопковых полей в крупные мегаполисы. А в мегаполисах у них появились клубы-не клубы, но заведения с колонками, усилителями, электрогитарами. А в деревне какие колонки? Берешь не самую дорогую (мягко выражаясь) гитару, на палец - горлышко бутылки или жестянку... Кстати, первый слайд играли ножиком, не ботлнеком, а ножиком. Наверное, есть знатоки, которые хорошо знают эту историю. Я в этом смысле все-таки дилетант. Но то, что я не знаю никого, кто еще играет такую музыку у нас - это факт. 

Ж. : Я тоже не знаю. Поэтому интересный проект. Поэтому пошло сразу дело: интересные предложения возникают у тебя, как я знаю, и радиоэфиры...
Скажи пожалуйста, вот песня "Адские гончие", которая твоя визитная карточка получилась, мне она еще нравится тем, что несмотря на русский текст, в ней есть аутентичные созвучия (так я назову). Ты специально это сделал?

В. : Нет. Я специально здесь ничего не делал вообще. Дело в том, что есть ведь история с Робертом Джонсоном... Так или иначе, о нем слыхали все. Про кантри-блюз это единственный островок среди океана незнания. Потому что кино было в свое время, была какая-то легенда. И "Адские Гончие" (Hell Hounds) у него есть такой блюз. Я его плохо знаю, я не могу сказать, что я его досконально изучил. Я могу сказать, что какая-то мистика в этом есть - что я тоже пою такую песни про адские гончие. Я не знаю, что имел в виду Роберт Джонсон, когда он пел "Hell Hound on My Trail". Тут надо быть во-первых знатоком английского языка, во-вторых, знать всю эту канву, этот контекст, Эриком Клэптоном, короче, надо быть...

Ж. : Надо быть Робертом Джонсоном, чтобы это знать. 

В. : Адские Гончие, которые я пою, я считаю - глубокая песня. Я сам, когда её пою, я осознаю, что я пою глубокую песню. Я тут не буду прибедняться и говорить: Ну, мол, это я так... Когда я пою, я стараюсь соответствовать что-ли...

Ж. : Своей собственной песне?

В. : Ну да... Я называю это так: мне дано спеть эту песню. У меня есть эта песня, и хочу я этого или не хочу, но я должен отнестись к этому серьёзно. Ну потому что во-первых у меня есть какая-тото ответственность перед людьми. То, что я делаю вне песен - этого никто не знает и это никому не интересно. Но когда я начинаю петь, я понимаю, что это здесь и сейчас. Другого шанса спеть эту песню на сегодняшний день (или на данный момент) у меня уже не будет. Когда я беру в руки гитару, я понимаю, что это первый и последний шанс спеть песню, например, про адских гончих.